Галерея
Обскура / Манифест
Галерея
Обскура / Манифест
Евгений: Я специалист в области веб-разработки. Моя Любовь (имя собственное и нарицательное) – фотограф. До не давнего времени она работала в роддоме, снимала роды и новорожденных. Хочется всем об этом рассказывать, потому что нахожу это уникальным. Но теперь она делает автопортреты дома.
Любовь: Мне тяжелее даётся изоляция. Буквально телом ощущаю ломку по живому общению, движению и смене обстановки. Женя иногда смеется надо мной, как маюсь и часто залипаю в окно...но там ничего не меняется. "О, сегодня три машины на парковке. Хм, а сегодня совсем пустой перекресток. А вон соседка в доме напротив делает фитнес". Я даже прикормила голубей, они теперь по расписанию слетаются на карниз и стучатся за хлебом.
Вместе: Одно мы точно оценили и ценим каждый день – мы есть друг у друга. Нам уютно и весело нос к носу в этой самоизоляции. Учим друг друга фотографии и программированию – здорово же!

Аделя Назырова
Каждое утро я встаю к подоконнику, на линолеум метр на метр и начинается удаленный урок с педагогом от театра. В остальное время я занималась волонтерством — мы разносили продукты пожилым людям, я столько слёз увидела и слов благодарности...
Начала прописывать и придумывать свой спектакль... Началась адаптация под те условия, в которых мы живем сейчас. Ощущение смирения с тем, что нужно подстроиться и начать выстраивать свой каждодневный график.
Не хватает сцены, репетиций, театральной жизни в целом... и путешествий. Но согревает мысль, что это не будет длиться вечность. В карантине есть свои плюсы — мы смогли провести больше времени с родными, для меня это ценно.
Меня зовут Настя, я работаю режиссером в рекламе. Вообще мы собирались поехать с приятелями в Европу на машинах этим летом. А теперь даже увидеться с ними непросто. Это не большая трагедия, скатаемся еще, если будут деньги, но я до сих пор удивляюсь, что события обернулись мировым карантином. Для меня лично последние месяцы это лень, просмотры сериалов в постели, возможность отдыхать без задних мыслей «мне надо работать». А для нас всех — это большой откат назад к разрухе, нищете и криминалу.
Саша и Кристина
Самоизоляция-самопознание! Вся жизнь сейчас,через замочную скважину. Но у внутреннего мира нет границ! Есть время понять, чего ты на самом деле хочешь? Чего ты на самом деле стоишь?
Казалось, что наступит паника и руки опустятся. Но нет! Когда есть, о чём сказать и хочется, чтобы тебя услышали, ты начинаешь самовыражаться. Достаёшь себя из себя. И это время самое ценное.
Данила и Вероника Лилеевы
Последние пару месяцев для нас стали очень непростыми, потому что наша основная работа всегда была связана с концертной деятельностью. После её прекращения нам пришлось в экстренном порядке менять свой привычный уклад жизни и даже осваивать новые профессии, что конечно не способствует спокойствию и размеренному режиму дня. Лично для меня, самая большая трудность в изоляции от близких людей, связь онлайн никогда не заменит тепла живого общения.

Аня и Даша Арбековы
Аня продюсирует культурные проекты, Даша продюсирует и режиссирует видео, хочет снять свое кино.
Даша: переживаю в изоляции уникальный опыт, позволяющий увидеть то, что действительно важно, осознать суету, которая топит, осознать себя всемогущим и маленьким одновременно. Этот опыт утверждает всемогущество любви, собственного выбора, он утверждает, что день за днем жизнь конкретного человека происходит через призму его отношения к себе и к миру и готовность трансформировать себя и мир, не боясь ответственности.
Аня: времени не стало больше, но оно упаковалось в одно пространство, что высвободило дополнительную энергию. Я, как и все, то устремляюсь переделать все дела за день, то лежу в бесконечной «матрасане» без сил. Но то, чему удалось уделить время за этот период - это дыхание. Удивительно наблюдать как откликается тело и сознание на вдохи/выдохи, генерируя силу , уравновешивая ум.


Мистер Чел
Йоу. Я больше двух месяцев провел в коробке и это эмэйзинг!
(на самом деле — нет)
Ваня, Даша и Мира Проскуряковы
Режиссер, шеф-повар и бузямба

Я – режиссёр рекламы и документалист. От крайности в крайность.
Мне важно реализовывать форму в коммерческом пространстве и смыслы – в достоверном. В будущем я совмещу оба подхода, и это будет кино. А пока я отрабатываю удары.
Последний месяц я сижу... и очень много работаю. И понял наш мозг: он находится в плотно запертой черепной квартире, не имея физического доступа к внешней среде. И что — это ему мешает как-то выходить за рамки? Нет же. Так вот и нам стоит взять пример у мозга и развиваться без границ, возможно осязаемых, но вполне преодолимых.
Будьте как мозг. Безграничными и сконцентрированными.

Дмитрий Мафееня
Изоляция оказалась моей стихией. Все, что мне всегда было нужно для моего процесса, это возможность побыть в своей ауре в моей комнате, порисовать, или поизобретать что-нибудь ещё, поизучать что-нибудь интересное новое, посмотреть в окно на вечномчащее Садовое кольцо и помечтать) Поэтому я был заранее готов к погружению в изоляцию с радостью. Когда Садовое опустело, река за окном словно остановилась, стало непривычно тихо и медленно. Как перед бурей. Когда и страшно и интересно одновременно. Так ощущаются неизвестность и непредсказуемость. И вот, всё вокруг замирает, и ты замираешь вместе с ним, ощущая себя частью этого одного большого, замирающего, чтобы спастись.
Я смотрю в свое окно с любопытством, и осторожностью. И пока меня не пугает моя крепость. Самое время оценить ее границы!))
На фото мы, Сергей Лункин и Анастасия Полилова.
Я яхтенный капитан и организатор путешествий по всему миру, а Настя бортпроводник в крупной Российской авиакомпании ;)

Обычно, нам не удается провести много времени вместе, особенно в весенне-летний период, из-за работы. Самоизоляция открыла нам окно в другой мир, пусть со множеством трудностей, но и с изрядной долей приятных моментов. Для нас находиться столько времени дома, как будто снова пойти учиться в первый класс, где тебе все ново и не знакомо. В такое время пора вспомнить, как радоваться простым вещам, как совместная готовка, разгадывание кроссвордов или увлекательные оптические опыты.
Любите друг друга и не забывайте дурачиться вместе!
Интервал эмоциональных качелей уменьшается. "Солнышка" не будет. Кажется, что жить сегодняшним днем можно именно тогда, когда ты веришь в день завтрашний.
Я Игорь, со-основатель Бюро "Рабочее название", и я гуляю по району в наушниках.
Мария Ямпольская. Ремонтируем и машем ;)
В самоизоляции для меня огромное количество плюсов. Во-первых, я домосед. В окно светит солнце, в форточку задувает приятный весенний ветер. Можно подбить остатки всех фотосессий, почитать книги, сделать уборку (виртуальную на дисках и физическую в квартире), приступить к косметическому ремонту, который так давно откладывался. Пошла учиться на новую специальность. Онлайн, разумеется. С друзьями общаюсь в разы чаще, чем раньше. Правда, виртуально, но и то хорошо. Единственное что: нестерпимо хочется снимать. Кажется, скоро я начну кидаться на людей с фотоаппаратом. Столько было съёмочных планов на это время. Но я склонна верить, что всё к лучшему. Наверстаем! :)
Анна Вороная и Алексей Алёшин
Дизайнер и программист из Москвы

Вот уже около 3 месяцев мы выходим на улицу, только чтобы вынести мусор. Благо, помоек вокруг дома довольно много и каждый день можно выбирать новую локацию. Что это — стокгольмский синдром или крайняя степень интроверсии? Но изоляция ощущается гораздо комфортнее "старой жизни" с суетой, пробками и ненужными встречами. Ощущение ушедшей из-под ног опоры и неопределенности сменилось ощущением новой очищенной реальности. Как будто кто-то протирает пыльные очки и позволяет увидеть главное. И это главное — банальное счастье здесь и сейчас. Такое, какого никогда раньше не было. Тихое, уютное и родное.
Андрей Скрипник
Иногда оператор, иногда режиссёр, иногда режиссёр и оператор. Но чаще всего — life inspector.
Даниил Тигулёв и Даяна Лифшиц
Меня зовут Тата Хитрова
Я визажист, стилист по волосам, а по первому образованию — философ.
Но скажу, что это не сильно играет в пользу того, чтоб я относилась к текущей ситуации философски. Отчасти да. Но все же, когда ты оказался изолирован со своей семьей в квартире, из которой ты вышел на текущий, 52-й день, всего два раза, нервы переходят самовольно в общество маргиналов.
Моя работа всегда была и будет связана с близкими контактами, я люблю людей и очень скучаю по всему, что связано с тем настоящим, тёплым, эмоциональным и человеческим. Весь онлайн уже жутко раздражает. Надеюсь, что когда это все закончится, мы все «впрыгнем друг в друга» как раньше. И боязнь физических контактов пройдёт.

Константин Атаманюк и Мария Преображенская
Виталий Чуканов
Лена Мухина и Женя Сычёв
Мы — семейная пара из Москвы, я фрилансер, работаю с графикой, жена в IT индустрии, поэтому сама изоляция для нас особо ничего не изменила, единственное, не хватает прогулок. Сегодня связь позволяет быть в контакте практически везде и всегда, а основной дискомфорт исходит от новостей, которыми полнится лента в соцсетях.

Для меня лично кризис — это время больших возможностей, новых горизонтов, можно научиться чему-то новому или заняться тем, чем в жизни бы не стал заниматься без свободного времени. Обскура в этой ситуации — чудесный способ скоротать день и подивиться обычной физике. А так же вспомнить, что за окном есть жизнь и она идет не оглядываясь на наши мелкие проблемы.
Катя: Настя — дизайнер, я — журналист. С нее — картинки, с меня — текст; все, как обычно. И жизнь вроде бы совсем обычная, только душно. Много работы и почти некогда рефлексировать. Много способов (легальных) не соблюдать изоляцию; есть варианты, куда и к кому уехать. Но большую часть времени мы провели каждая в одиночестве в своей квартире. Потому что каждая очень долго шла к этой своей квартире и очень ее любит.

Но еще больше я люблю ту свою «нормальную» жизнь с офисом по 10-12 часов в сутки, дресс-кодом, с кальянами и игристым до утра, с коротким беспокойным сном и так по кругу. К осознанию, что именно такая жизнь мне нравится, я тоже шла очень долго. А сейчас лишили возможности. Поэтому и душно.
Насте важен простор и спорт. Ей не хватает кислорода и пространства. И, возможно, того безумия, в которое я ее вечно втягиваю.

Настя: А знаете что? У меня за окном теперь целых два метра рассады в дурацких ящичках и зелёный газон, расстеленный прямо на крыше магазина. Пойду позагораю, что ли. Кааать?

Ксения Цветкова

Мы всегда (иногда бессознательно) анализируем характер прикосновения.

С какой силой нам пожали руку, какой характер объятия, как осторожно / нежно / сдержанно / грубо / небрежно нас коснулись. Все это считывается мгновенно и даёт нам понять уровень отношений с человеком или его намерения.
Для меня часто телесное общение прозрачнее, понятнее, чем вербальное. Как будто оно реже вводит в заблуждение, так сложнее соврать.

Одно объятие может сказать кучу всего, например: "я с тобой", "я был не прав", "ты мне дорог", "не пренебрегай душем", "ну я так, из вежливости" и пр. К чему я это. Кхм,

Сейчас нам всем не хватает прикосновений, особенно тем, кто живет один и оказался отрезан даже от дружеских объятий, поцелуев в щечку и рукопожатий. Подумай, как можно хоть немного компенсировать это ощущение и поддержать своих.

Фотка, где вы обнимаетесь, любимый общий трек или просто фраза "вот бы сейчас тебя пожамкать" – не заменят реальных тактильностей, но могут оказаться вполне рабочими штуки, прикоснуться и сделать немно

У нас ничего не поменялось и всё изменилось. Хорошо сидеть дома и страшно из него не выходить. Хорошо выйти из дома с собакой и страшно находиться не дома. Страшно читать новости и страшно не знать, что происходит. Хорошо читать книгу, хорошо смотреть кино, но страшно смотреть кино до бесконечности. За окном летают по воздуху пластиковые перчатки, по дорогам катается полиция с "Не покидайте свои жилища, не покидайте свои жилища", хорошо слушать музыку и гладить собаку. Ничего нового не происходит, и такая ностальгия по времени, когда всё было по-старому. Мы — Даша и Иван, 60 дней не отходим от дома дальше 100 метров.
Александр Бенклянц

Что осталось мне? Годы
Сколько их впереди?
Бегут по белому черны
Линии.
Вскину голову к небу
Как ты высь далека!
Что же во мне сломалось?
Мечта.
Было, не было, будет
Скорый в один конец
Меня утром разбудит,
Отец
Яна Блиндер
Я пишу песни, взаперти в гостиничном номере, выкладываю себя, снимаю себе клипы в одной небольшой комнате, осознавая, что, все концерты отменили до следующего года, музыка никогда не станет прежней для меня, форма ее трансляции мне пока неизвестна и трансформации происходящие внутри меня настолько болезненные и высвобождающие одновременно, что, эта изоляция становится для меня настоящим путешествием, честно, мое будущее никогда небыло таким неизвестным для меня.
Я не всегда понимаю, зачем я делаю то, что я делаю, но, я создаю.

Гайдученко Игорь, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник лаборатории квантовых коммуникаций МИСИС, преподаватель физики в МПГУ,
Годунова Анастасия, заслуженный работник ресторанного бизнеса, кофейная фея, независимый сомелье, декоратор и специалист по уюту. Совладелица Lawanda Store.
и Капуч, гиперактивный щенок.

Мы очень устали сидеть дома. За все это время мы были на даче 10 дней и все остальное время дома. Вообще нам очень нравится наш дом. Тут классно. Но очень хочется гулять с друзьями и обниматься с другими людьми! ♥️
Динара Снижевская, фуд фотограф, стилист
Желание понять сущность происходящего не даёт ничего, кроме лавины противоречивой информации. Обилие вопросов, на которые нет ответа, отнимает ощущение опоры под ногами, кажется, что под ними бездна из неизвестности. А это в свою очередь вызывает ментальное головокружение и почти физически ощущаемую тошноту.
Владимир Сединкин и Соня Соболь
Меня зовут Маша. Я продюсер и автор документальных фильмов.
Вообще бежать, лететь и ехать – моё обычное состояние. И так как все ближайшие планы накрылись медным тазом, я забралась в любимое кресло, приготовилась немного отдохнуть и накрылась одеялом. Но самоизоляция стала для меня американскими горками. От внезапных радостных озарений до отвратительной бессонницы. Вверх-вниз-вверх. Так я теперь и смотрю в окно.
Вниз – люди гуляют с собаками, во двор заезжают редкие машины. Вверх – небо без самолётов. Вниз – зацвёл каштан. Вверх – как у облаков может быть столько причудливых форм?!
Стараюсь наблюдать. Слышать и чувствовать. Вокруг и в себе. Оказывается, я не очень люблю сладкое, но обожаю танцевать. Совсем не хочется краситься. Хочется в платье и соломенной шляпе выйти в море на красивой лодке. И легко качаться на волнах. Вверх-вниз-вверх.

Евгений и Катя. Питерская интеллигенция.
Я Полина, и я фотограф. Ни дня в своей жизни не работала в офисе, а моя единственная официальная работа была связана с творчеством. Не могу жить без путешествий и редко провожу в Москве безвылазно больше пары месяцев. Но всё это было до :) Последние полтора месяца я нахожусь в изоляции на своём дачном участке в 130 км от Москвы. Круг моего общения ограничен парой человек, и иногда я вижу людей на соседних участках. Я могу бесконечно гулять среди лесов и полей, но при этом в ближайшем деревенском магазине в 2 км от меня иногда нет каких-то самых простых привычных мне продуктов. Постоянно борюсь с апатией, мечтаю о хорошем кофе и скучаю по объятиям.
******************
И.: Доброе утро, Мари. Два месяца прошло, и знаешь? А ты неплохо справляешься.
М.: .........
И.: Сегодня как обычно? Спорт, завтрак, что сегодня смотрим за завтраком?
М.: Да, как обычно.
И.: Слушай, ну может уже поговорим с тобой? Хватит уже от меня прятаться в своих видеозвонках.
М.: Нет, ко мне сегодня придут.
И.: ..........
М.: Так надоел этот дом напротив, он загораживает церковь.
И.: Но мы все равно слышим, как звонят колокола. Неужели этого не достаточно?
М.: Мне-нет. Мне никогда не будет достаточно. Мне важно слышать, видеть, чувствовать...я устала от тебя. Жду, когда ты уже уйдешь.
И.: Я тут долго думала: я похожа на клубок, а ты меня каждый день пытаешься разматывать, но и ты тоже клубок. И вот интересно, кто из нас закончится раньше.
М.: .......мне звонят.
******************
М.: Ну что ты там? Твоё время подходит к концу, дорогая. И знаешь, мы с тобой кажется неплохо провели время.
И.: Мне понравилось, как ты плакала. Наконец-то так искренне. С кем ты тогда разговаривала?
М.: Не твоё дело, но если бы не ты, наверное, многое бы осталось, как прежде. Пока не понимаю, хороши ли, что что-то изменилось...
И.: Поверь мне-да.
М.: С трудом.
И.: А вообще, будет время, заглядывай ко мне. Поговорим.
Дарья Обухова
Привет! Я на карантине в Аргентине, изучаю Computer Science и работаю в IT компании. У меня дома есть ударная установка, так что я запросто могу провести на самоизолиции ещё полгода.

А вы нытики все

Инстаграм
#obscuramanifest
Made on
Tilda